В Советском Союзе не всегда была возможность купить качественную одежду. Чтобы обновить гардероб, приходилось часами стоять в огромных очередях, зная, что доставшаяся вещь может оказаться тебе не по размеру. Но был другой вариант — обзавестись хорошей знакомой-портной. Шубы, брючные костюмы, жилетки и юбки — моя прабабушка шила вещи любой сложности. В обмен на это она часто получала различные «презенты», в том числе и заграничные. Однажды ее постоянная клиентка, имевшая связи с влиятельными людьми, смогла достать кисточки и краски нескольких оттенков, естественно иностранные, и подарить их маленькой девочке — дочке портной на Новый год. Этой девочкой была моя бабушка, и именно с этого момента началась ее любовь к рисованию.

Голубоглазая Люда часами сидела и набрасывала эскизы карандашом, а позже разукрашивала получившиеся картинки красками. Шли годы. После окончания 10 класса, родители не раздумывая отправили дочь учиться на художника. На самого настоящего художника! Поступить в Луганское художественное училище не составило проблемы. Кроме таланта, она обладала очень нужным качеством — усидчивостью. Люда была не сильно разговорчивой, тихой и малоподвижной: сидеть часами за мольбертом было для неё настоящей радостью.

Учеба в училище длились 4 года. Она была единственной девочкой в группе. «Нас было 11: я и 10 мальчиков. Все старательные, видно было, что любят своё дело. Специальность наша называлась «Преподаватель черчения, живописи и рисунка», но тогда я ещё не была уверена, что захочу стать учительницей. Больше всего мне нравилось заниматься на улице, я любила изображать пейзажи», — вспоминает бабушка.

Группа ездила стажироваться в Санкт-Петербург. Рисовали в Эрмитаже, в Русском музее, жили в общежитие на территории Академии художеств. «Ходили на выставки, слушали лекции и после рисовали. В Питере постоянно моросило, на улице сидеть было холодно и приходилось рисовать эскизы под дождем. Я больше любила поездки в Москву, там было солнечно и тепло».

«Что мне больше всего не нравилось? На первом курсе нам преподавали украинский, учительница всегда принижала нас, говорила, что художник — несерьёзная профессия, что мы все лентяи и ничего не добьёмся. Спустя четыре месяца ее уволили, начальство училища узнало о ее поведении и решило, что неправильно держать такого сотрудника».

Позже бабушка стажировалась в Каневе. Это под Киевом, на берегу Днепра. Также рисовала, делала эскизы, писала пейзажи. «Родители жили небогато в то время, но высылали мне каждый месяц деньги. Хватало на краски и кисточки, и я всегда оставляла пару монет чтобы купить конфеты «Коровка». Больше всего их люблю, иногда даже не обедала, пропускала ужины, но 300 грамм сладкого покупала обязательно!», — смеётся бабушка.

Затем Людмила переехала в Киев, оформляла витрины магазинов. Позже — в Калмыкию, где началась ее карьера учителя. Работала в школе, преподавала черчение, рисунок и домоводство. «Дети меня всегда любили: я быстро рисовала на доске, все смотрели с открытыми ртами и никто не баловался. С девочками шили и вязали, у меня получалось наладить контакт с каждым учеником».

Переехав на Украину снова, Людмила Павловна вышла замуж. Работу в школе она не прекращала, разве что сменила номер. В «пятнадцатой» работала 6 лет, в «восьмой» — 3 года. По рассказам мамы, бабушка всегда носила юбочные костюмы и выглядела очень солидно. Образ она дополняла блузой с бантом нежно-розового оттенка, который оттенял ее небесного цвета глаза.

Помимо преподавания в школах бабушка вела частные кружки, учила детей чертить и рисовать. «Обучала даже кройке шитья, в СССР для девочки уметь шить значило всегда иметь хоть какой-то доход. Это я знаю по опыту мамы».

«Людмила Павловна научила меня многому: от умения мастерить своими руками и рисовать натюрморты до главного правила жизни, которого я придерживаюсь по сей день — никогда не сдаваться! До сих пор считаю ее своим лучшим и самым любимым учителем, если бы она не закончила карьеру, отдала бы своих дочерей именно к ней!», — с любовью рассказывает Нина Южакова, ученица бабушки.

Переехав в Якутию и родив сына, снова устроилась в школу. «И здесь ко мне относились очень по-доброму. Всем детям я всегда шла навстречу: пока пройдёшь по классу, каждому поможешь дорисовать: кому-то вазу, кому-то орнамент. Им оставалось только разукрасить и получить хорошую отметку», — смеётся бабушка. Людмиле Павловне всегда доверяли открытые уроки, зная, что она не подведёт. Она была спокойной и сдержанной, за характер и внешность коллеги и знакомые называли ее «Дюймовочкой».

Сейчас она на пенсии. Печёт пироги, вяжет, шьёт, занимается с внуками и иногда рисует. Я всегда вспоминаю детство, и как бабушка, уча меня рисовать, объясняла пропорции человеческого тела, что такое композиция рисунка и множество других художественных терминов. Она — пример для подражания, человек, искренне любящий своё дело и сумевший пронести его через всю жизнь.

Виталия Кашеварова

Фото: Личный архив

TO “WAY”

Добавить комментарий