Поликлиника – вот где можно встретить представителей всех поколений. Наверное, уже даже комично слышать от пожилого человека у кабинета врача: «Ну что сейчас пошла за молодежь? Вот мы в ваши годы…». Оказывается, в наши годы они были не более понятны своим бабушкам и дедушкам. Но это секрет. Так вот на днях, я стала свидетелем очередной сцены непонимания между «отцами и детьми»: подростки обсуждали какую-то новую видеоигру, сопровождая восторги словами «очуметь», «тащиться», «фигня», «зависать», «бабки». Бабки? На этом моменте терпение представителей старшего поколения лопнуло. Завязалась небольшая потасовка, пока не вмешались мы, 20-летние ребята, которые уже все-таки не подростки, но и до пенсии нам еще очень далеко. «Тьфу, что за молодежь – сленг еще какой-то. Куда дели наш великий и могучий язык? Бороться с вами нужно!» – вердикт стариков. Но я так не думаю.

Резкие, дерзкие подростки, что еще от них можно ожидать, как не «крутые фразочки»? В основе молодёжного сленга лежит не социальная причина, а отход от обыденности. Ребята лишь хотят сделать речь яркой, переиначить мир – а в этом возрасте на него смотрят в «розовых очках» – на иной манер: хорошо – «клево», восхищаться – «тащиться». 

Важно понимать, что язык меняется с течением времени. Одни слова умирают, другие – появляются. Для наших бабушек привычным было слово «тугрики». Я бы в жизни не догадалась, что это, оказывается, привычный нам «кэш» – деньги. Ну или вспомнить хотя бы тот же «Мочалкин-блюз» Бориса Гребенщикова («мочалка» – девушка, удивительно, правда?) и «хаер» – лента для волос у той же Светланы Светличной из «Бриллиантовой руки», например. Безусловно, плохо, если ребята полностью заменяют нормальную речь сленгом. Но так одни преимущества – выразительность и краткость. Кстати, у беременных тоже имеется свой жаргон — «беременяшки», «пузожитель». 

Также сленг проник не только в разговорную речь, но и на страницы русской литературы. Мы являемся свидетелями использования жаргонной лексики не только в печати, но и на телевидении, в театре, на радио и эстраде, употребляемые для оживления текстов: «качать права», «пудрить мозги», «политические тусовки», «кислотный прикид», «молодняк в отпаде» и т.д.

Все это – погоня за модой и современностью. Как когда-то наши родители мечтали о джинсах-варенках, так у сегодняшних подростков показатель крутости – «ништяковые» словечки. И запретить это уж точно не получится. Наоборот, нужно чтобы все принимали современные слова и понимали друг друга. Например, когда еще я училась в школе, учителя иногда в шутку употребляли «респектую» или «фифти-фифти».

Психологи считают, что молодёжный сленг – «болезнь роста», им надо переболеть, как корью. Плохо, однако, когда эта болезнь затягивается, застаревает, переходит во взрослую жизнь. Так может старшее поколение право и нужно избегать сленга? Конечно, в нашей речи и на страницах средств массовой информации много «языкового мусора», от которого следует избавляться. Но, соглашусь с К.И. Чуковским, что некоторые из этих слов настолько метки и так точно отражают жизненные явления, что должны стать литературными. 

 

Анна Ветрова

Universal Journalists

Добавить комментарий