10 декабря проходит Международный день борьбы за права животных. В сложной теме уважения к другим живым существам помогла разобраться блогер Александра Марченко, которая пишет об экологии, собаках, феминизме и веганстве, а также делится своими мыслями. В интервью она рассказала о своём отношении к жестокому обращению с животными, социализации собак и азах веганства.

К.: Как Вы познакомились с концепцией прав животных?

А.М.: С самого детства я любила животных. Почему-то у всего моего окружения «любить животных» означало максимальное взаимодействие с ними. Меня до какого-то момента это не смущало. Кажется, лет в 14 я столкнулась с фильмом Невзорова «Лошадь распятая и воскресшая», который освещает жестокость конного спорта. Картина заставила меня серьёзно пересмотреть свои взгляды на домашних животных в целом. А где-то в 16 лет я начала увлекаться темой веганского аболиционизма и уже тогда сформировала свою позицию окончательно.

К.: За свою жизнь Вы часто сталкивались с насилием в сторону животных?

А.М.: Когда я волонтёрила в приюте, постоянно видела животных, у которых были физические увечья, психические травмы. Держала собак, пока им вправляли суставы. В общем, видела много боли.

К.: Собакам лучше в приюте с людьми или на улице, на свободе?

А.М.: Система должна работать так: приют — временное пристанище, отель для собак, нужный для того, чтобы они не слонялись по улицам, пока их не нашёл будущий хозяин. Но нынешняя ситуация такова, что животные остаются в приютах на всю жизнь: рождаются и умирают в них. С другой стороны, в таких условиях животные хотя бы сыты и получают минимальную медицинскую помощь. Оба варианта — не выход, не полноценная жизнь. Но пусть лучше животные будут целы и сыты в вольере, если выбирать из двух зол.

К.: Один из постулатов прав животных — это борьба с их продажей. Считается важным не покупать собак и кошек у заводчиков, поощряя селекцию. Раньше Вы волонтёрили в собачьем приюте. Что Вы испытали, когда впервые оказались там?

А.М.: Мне долгое время хотелось попасть в приют, наблюдала за его деятельностью и была готова к кошмару. Но когда нас повели на экскурсию, рассказывая историю каждой собаки, мама плакала навзрыд, а я отвернулась и стёрла одинокую слезинку с щеки. Чувствовала глубокую печаль, даже отчаяние, но одновременно с этим дичайшую любовь к каждой собаке, которая радостно виляла мне хвостом, несмотря на боль, которую причинили люди за её жизнь.

К.: Вы сразу захотели взять из всех псов приюта именно Буча или сначала это была абстрактная, неконкретная собака?

А.М.: Вообще я ехала в приют с очень чёткой мыслью: «Даже не думай об этом, Сашка, никаких собак». Слилась со своего плана очень быстро. Я любительница собак с широкой мордой и костяком, и влюбилась в несколько приплюснутых собачек. Потом выбирала по темпераменту — мне нужен был пассивный пёс. С каждым кандидатом начала знакомиться ближе, и влюбилась в Бучика. Он завоевал моё сердце, а вот я его не сразу.

К.: Насколько сложно было познакомить Буча с человеком? Как долго он привыкал к Вам?

А.М.: От начала работы до усыновления прошло полгода, и большинство поведенческих особенностей мы доделывали уже дома. За несколько лет в приюте он ни разу не гулял, прятался в будке, как только кто-то входил в вольер. Ко мне он привыкал первые недели три, дальше уже узнавал меня и встречал лаем, но все ещё избегал рук и близости. Я осознано выбрала травмированного пса и решила бороться, сейчас он контактный пёсик и вообще чудесный радостный ребёнок.

К.: Как Вы считаете, любая ли собака поддается социализации?

А.М.: Как зоопсихолог могу сказать, что такое вполне возможно. Но как владелица собаки с агрессией в адрес других собак — это действительно сложно и нужна постоянная работа. Важно помнить — у собак есть свой темперамент. Каким-то собакам не особенно интересны сородичи, каким-то собакам не нравится тесный контакт. Такие собаки не асоциальны, у них просто есть особенности общения, и это стоит не исправлять, а принимать.

К.: Второй важной частью движения за права животных является веганство. Участники движения полностью отказываются от потребления продуктов животного происхождения (ПЖП). Можете кратко объяснить, как ПЖП, исключая мясо, пересекается с концепцией движения за права животных?

А.М.: Темы очень тесно связаны: коровы от постоянной дойки и родов стареют намного быстрее, и те, кто не может быть полезен как источник молока, становятся источником мяса. Все индустрии, связанные с животноводством, включают жестокие и аморальные методы.

К.: Необходимо быть веганом, чтобы поддерживать права животных?

А.М.: Можно взять домой собаку с улицы и поддерживать права конкретно этой собаки, употребляя при этом ПЖП, но общую витиеватую проблему эксплуатации животных это не решит.

К.: С чего начать, если ты хочешь стать частью движения за права животных? От чего следует отказаться в первую очередь, что должно войти в привычку?

А.М.: Мои веганские привычки — читать состав продукта и искать этичные маркировки на косметике. Кстати, от неэтичной косметики можно отказаться за один день и не ощутить никакой разницы. Начинающим я бы посоветовала почитать о веганском аболиционизме и его концепции. Было бы очень здорово финансово помогать тем, кто занимается спасением животных, но это вопрос обеспеченности, действуйте по возможности. Любой вклад важен.

К.: Какие полезные ресурсы Вы можете посоветовать для освоения теории движения? 

А.М.: Моё желание помочь бездомным собакам началось с документального фильма «Каждая собака». Могу посоветовать почитать, как юридически в нашей стране защищают бездомных животных. По изучению поведения собак могу посоветовать почитать блог Антона Волкова, пожалуй, лучшего специалиста в СНГ. Я, на самом деле, не сказала бы, что есть какое-то конкретное движение с фиксированными правилами. Скорее, это просто неравнодушные люди, каждый из которых помогает по мере своих возможностей.

Софья Миндель

Universal Journalists

Добавить комментарий