Как в магазине за качество отвечают

Постоянно покупаем просрочку. Или мы недоглядим, или продавцы недосмотрят. Ладно, переживём и выбросим продукт. А если нет?

Некоторые борцы за справедливость возвращаются в магазины, берут в руки Закон РФ «О защите прав потребителей» и требуют вернуть деньги. Кто-то даже открывает книжечку с законом и ссылается на пункт 5 статьи 5 («Продажа товара по истечении установленного срока годности… запрещается) или на статью 18 («Права потребителя при обнаружении в товаре недостатков»).

А бывает, что и на официальном сайте сети магазинов можно найти много любопытного:

… стратегически важно исключить случаи появления на полках магазинов товаров с истекшими сроками годности, а также не допустить к продаже некачественную или контрафактную продукцию, предлагаемую некоторыми производителями.

Для того, чтобы сотрудники более тщательно следили за товарами с истекшими сроками годности, администрация компании ввела программу «За качество отвечаю!», позволяющую покупателям, которые случайно приобрели просроченный товар, не просто вернуть деньги, как это положено по закону, но еще и получить в подарок такой же продукт надлежащего качества за счет директора магазина. Если в чеке несколько просроченных товаров, в подарок предоставляется только один, на выбор.

Мои приключения начались ещё пару лет назад с покупки двух филе кальмара за 129 рублей. Щедрость показалась сомнительной, и неудивительно – филе было просрочено на 5 дней.

На кассе я без проблем купила продукт. Затем сфотографировала этикетку, чек и подошла к продавцу:
— Взяли просроченный товар. Что теперь делать?
Тот попросил подождать и позвал директора магазина.

Спустя пару минут разговора женщина, которая представилась директором, предложила вернуть нам деньги. Но твёрдо сказала, что ничего не знает об этой акции и свежий товар давать не собирается. Читать информацию на официальном сайте она также отказалась и внесла встречное предложение – чтобы я немедленно ушла из магазина без денег и с просроченным филе.

Её идея мне не понравилась. Я получила мои деньги и позвонила на горячую линию сети магазинов. Жалобу приняли, и на следующий день по телефону мне принесли извинения, предложив вернуться в магазин за свежим филе.

Обмен

В этой сети магазинов я бываю почти ежедневно и наличие просрочки считаю явлением редкостным. А вот умение общаться с покупателями и хоть иногда почитывать информацию на сайте своего же магазина очень ценю.
Пару месяцев назад увидела упаковку питьевых йогуртов.
Беру один, по пути к кассе решаю проверить срок годности. Товар оказывается просроченным на 2 недели. Возвращать йогурт до покупки не собираюсь, так как решаю лишний раз проверить действие бессрочной акции «За качество – отвечаю». Оплачиваю покупку, фотографирую чек и товар, включаю камеру, чтобы в случае скандала иметь доказательства, и подхожу к кассе вновь.

Хочу написать: «Уверенно подхожу к кассе», но перед каждым назревающим спором ощущаю некое волнение. Будто ты требуешь не то, на что имеешь полное право.

— Вы продали мне просроченный на две недели товар, и у вас стоит целая упаковка таких йогуртов, — говорю я кассиру.

Меня отправляют к директору по свежести. А пока мы идём вдоль стеллажей к злополучному продукту, я напоминаю ему о действующей акции. По реакции новоявленного собеседника трудно понять — знаком он с ней или нет.
Показываю, где лежит товар. Директор в недоумении проверяет все йогурты и испуганно убирает их с прилавка.
Вместо свежей единицы товара и возврата денег он приносит извинения и даёт мне три аналогичных йогурта. А я, уже без лишних споров, иду мимо касс и выхожу из магазина.

Вы думаете, вы у меня первая?

А следующая история произошла совсем недавно. Я искала хоть какой-то продуктовый магазин и, к сожалению или счастью, набрела на любимую мной сеть.
Захожу. Взгляд натыкается на «склад» из ящиков для фруктов.

«Ничего, — думаю я, — куплю творог, банан и пойду обратно».

Беру всё необходимое для чудесного обеда и вновь решаю проверить срок годности. Творог оказывается испорченным уже как 3 дня, но убирать его никто не собирается. А рядом стоит аналогичный несвежий товар.
Понимаю, что пообедать спокойно не удастся. Включаю камеру, подхожу к кассе. Продавец пробивает товар. Затем я фотографирую чек, продукт и прошу позвать директора по свежести.

— Могу я увидеть директора по свежести?
— Директора? Вот он, — говорит кассир и указывает рукой вглубь стеллажей.
Я подхожу к мужчине средних лет. Видимо, в этом магазине должности директора и директора по свежести не особо различаются.
— Здравствуйте, вы продали мне просроченный товар.
— Это я вам его продал? — перебивает меня мужчина.
— Ну, в любом случае, он [товар] лежал здесь, — отвечаю я, слегка растерявшись от неожиданности.
— Вы сказали, что это я продал.
— Это не имеет значения.
— Это имеет значение, — вновь перебивает директор обиженно-агрессивным тоном.
И продолжает раздражённо бормотать что-то про моё неумение называть вещи своими именами.

Я смиренно выслушиваю и возвращаюсь к своей теме.
Товар просрочен, и я требую возврата денег. Вы слышали о программе «За качество — отвечаю»?
Да, — кивает мужчина, окидывая меня презрительным взглядом, — вы думаете, вы у меня первая?
— Нет, но ведь это нехорошо, потому что…
Вы меня снимаете? — грубо вставляет директор с его вечной привычкой перебивать, — я свои должностные обязанности выполняю.
Просто были ситуации, когда не отдавали свежий товар, — будто бы оправдываюсь я.
Но всё же мужчина не противится, и мы идём к кассе за возвратом.
Правда, за недолгий путь до неё я продолжаю узнавать о только что выдуманных нововведениях.
— Знаете, сейчас вообще закон вышел, когда деньги не возвращаются, а просто аналогичный товар отдаётся.
Усмехаясь, я говорю, что могу позвонить на горячую линию и всё узнать.
Но всё же возврат делается, а директор на протяжении всего времени продолжает отчитывать меня за то, что я делаю.
Не знаю, рассчитывал ли он, что я убегу в слезах, или пытался потешить уязвлённое самолюбие. Но вскоре мне это надоело.
— Вы отвечаете за этот магазин, верно?
— Верно. Но вы подошли и сказали, что я вам продал товар.
Теперь эта нелепая дискуссия надоедает и кассиру.
«Это я продал», — уверенно говорит тот.
Но вы не отвечаете за магазин, — продолжаю я бессмысленный спор.
Вы меня первый раз видите и говорите так, — не унимается директор.
Я же к вам не на «ты», а на «вы». Всё хорошо, — успокаиваю я нагловатого мужчину.
Меня просят выключить камеру и доказывают, что я специально искала этот товар.
Я стараюсь закрыть глаза на потоки негатива и продолжаю ждать.
Деньги возвращают. И пока мы идём за свежим творогом, я продолжаю выслушивать директора магазина:
А чё вы тут с камерой ходите? Снимаете меня?
А затем слышу столь же грубый вопрос:
Где вы достали этот товар?
Я указываю на полку и прошу убрать еще один просроченный продукт.
Директор забирает его и даёт мне товар той же марки, но большего объема, так как аналогичного на полках уже нет.
После всех «приключений» мужчина предлагает проводить меня до выхода, но я говорю, что помню дорогу, и ухожу из этого места.

Каждый имеет право быть понятым и услышанным. Каждый имеет право отстаивать свои права. Но не каждый этим правом пользуется. А надо бы.

Полина Шубина

TO «WAY»

Фото: фотобанк Unplash

Добавить комментарий