«Замкнутый круг». Анонимное интервью с представительницей ЛГБТ

В 2013 году был принят закон о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних. Именно тогда героиня нашей беседы, подросток из Самары, познавала себя и задавалась вопросом «Кто я такая?». Девушка не боролась за свои права, не размахивала радужным флагом на парадах, а просто мечтала жить и не бояться, того, кем она является.

Представители нетрадиционных ориентаций в нашей стране вынуждены прятаться или изолироваться из-за всеобщей гомофобии. Но Если ЛГБТ-культура невидима массам, это провоцирует появление ещё больших стереотипов и предубеждений. Тогда эти стереотипы становятся фундаментом для ненависти. Круг замыкается и выйти из него становится практически невозможно.

Зададим несколько вопросов повзрослевшей Н. (она попросила оставить своё имя в секрете).

 Это анонимное интервью, ты можешь не представляться. Но читателю хотелось бы немного знать о тебе, прежде чем мы начнём беседу на такую деликатную тему, как твоя ориентация.
— Н.: Мне 21 год, я самая обычная девушка. Работаю, в свободное время смотрю сериалы, читаю книги. Поттероманка, художница, даже не знаю, что ещё сказать. Этичная вегетарианка и придерживаюсь феминизма. В общем, ничего особенного, ну кроме того, что я лесбиянка, как уже было понятно из темы самого интервью.

Когда и в каких обстоятельствах ты поняла, что «другая»?
— Н.: Вздохнула и мысленно сказала про себя «Блин, я лесбиянка!» только лет в 16, когда впервые по серьезному влюбилась. Хотя, конечно же, интерес к девушкам я обнаруживала и раньше, у всех ведь с наступлением переходного возраста появляется романтический интерес к окружающим. Но я из очень консервативной семьи и внутренняя гомофобия не давала мне с этим смириться и поверить, что я «такая». Даже слово само какое страшное, ух! Поэтому когда мне нравилась какая-нибудь девушка, я старалась мысленно оправдаться, что я просто хочу с ней дружить или просто хочу быть на неё похожей. Интереса к парням у меня никогда не было от слова «совсем». Это я списывала на то, что еще «не доросла» и «вся эта романтическая фигня» мне пока не нужна. Поэтому когда я влюбилась в девушку, вопроса о моей бисексуальности даже не стояло, я осознавала, что к мальчикам у меня вообще ничего даже отдалённо похожего не было. Всякие любовные линии в фильмах и книгах тоже практически не вызывали эмоций, так что «онли гёрлс»… Хотя я какое-то время «прикрывалась» бисексуальностью, ну, знаешь, чтобы минимизировать урон.

Как это открытие повлияло на твою жизнь, что-то глобально в ней поменялось?
— Н.: Это буквально асфальтоукладчиком проехалось по мне и моей жизни. Очень тяжело осознавать себя какой-то неправильной, не такой как все, особенно в чувствительном подростковом возрасте. И особенно, находясь в условиях, где буквально всё твое окружение: семья, учителя, одноклассники и друзья, относятся к таким как ты с неприкрытым отвращением и враждой. Это очень давит психологически. Кажется, что ты какой-то отброс общества, что весь мир против тебя. И тут сыграла большую роль моя отдалённость от всей этой ЛГБТ-темы, я ещё не знала, что где-то это считают нормой, где-то таких людей принимают и понимают. Для меня была весьма плачевная картина мира, где я никуда не вписываюсь, потому что какая-то бракованная. Много раз заходили мысли о суициде. Мне очень сильно не хватало информации по теме.

А было всё-таки что-то хорошее в этом для тебя?
— Н.: Да, было. Пережив и осознав это, начинаешь смотреть на вещи совсем иначе. Для меня очень остро стоит вопрос дискриминации и буллинга. Начинаешь ко всем людям относиться внимательнее и осторожнее, выбирать выражения при общении, ведь никогда не знаешь, чем человека можно задеть. Мне кажется никто не заслуживает того, через что многим нам пришлось пройти и еще многим приходится проходить до сих пор.

Как бы то ни было, весь этот опыт сформировал меня как личность и сделал тем человеком, которым я являюсь сейчас. Большая часть моих жизненных позиций, пожалуй, обязаны этому злосчастному опыту. Феминизм, этичное отношение к животным, экологии и вот это всё. Мне кажется, никто не заслуживает страданий: ни люди, ни животные. И, конечно, издеваться над кем-то, кто от тебя отличается – это вообще самое низкое, что может делать человек.

Ты осмелилась рассказать родителям о своей ориентации, когда уже точно осознала её?
— Н.: Конечно нет, я же не дурочка! Ни в коем случае не хочу никого обидеть, возможно у кого-то действительно понимающие семьи, которые принимают вас такими, какие вы есть, но к моему огорчению это — большая редкость. И я прекрасно понимаю, что конкретно в моей ситуации из этого ничего хорошего не выйдет. В современных реалиях я бы настоятельно рекомендовала подумать 100 тысяч раз прежде, чем «выходить из шкафа», особенно если ты подросток. Ох, простите меня, ЛГБТ-активисты! Когда ты зависишь от родителей, они могут манипулировать тобой чем угодно. И я сейчас даже не про самые «трешовые» случаи говорю, как, например, тот нашумевший случай с девушкой, родители которой заказали ей исправительное изнасилование, после которого она забеременела. Хотя такое тоже, блин, случается, представляешь! Никогда ведь наверняка не знаешь, как родители отнесутся.

У моей знакомой, например, с мамой были очень доверительные отношения и когда она влюбилась в девушку, не колебалась с тем, рассказывать или нет. Но, к сожалению, мама оказалась ей вовсе не «подружкой. Она сказала ей, что лучше бы её дочь умерла. Мать сильно распсиховалась, запретила им с той девушкой общаться, запретила выходить из дома, а потом и вовсе перевезла её жить за тысячи километров (где мы собственно и познакомились). Естественно, отношения их уже никогда до конца не наладятся, не представляю, как вообще после такого можно кому-то доверять, это всё очень тяжело и грустно, но такова ситуация на сегодняшний день.

Я правильно понимаю, что твой coming out ещё не произошел? Что ты об этом думаешь?
— Н.: Думаю, что для меня в этом пока нет смысла, да и возможности тоже. Я не нахожусь в отношениях, а сейчас даже временно снова живу с матерью, а значит — сильно завишу от её ко мне настроя. Может быть когда-нибудь, когда я буду в длительных отношениях с партнёркой, в которой буду абсолютно уверена, с которой мы будем вместе жить, иметь какие-то серьёзные планы на будущее, вот может тогда я и расскажу об этом матери. Но не из разряда «мама, я лесбиянка», а скорее «мама, я люблю эту девушку, мы с ней семья». Хотя такое и само по себе вряд ли незамеченным останется.

Я бы вряд ли узнала на улицах Москвы лесбиянку, которая не хочет, чтобы её обнаружили «недружелюбные». Скажи, как сейчас ЛГБТ узнают друг друга и общаются? У вас есть какие-то интернет-сообщества или сообщества по интересам в жизни?
— Н.: Конечно есть, мы же обычные люди! Только, если честно, я не слишком общительная, так что не лучший человек, который может об этом рассказать. Но есть безусловно куча сообществ ВКонтакте, в нашем городе один такой паблик для знакомств ведёт моя хорошая знакомая, они даже сходки устраивают и всякие встречи. Там расчёт в основном на подростков, поэтому много рассказать опять же не могу, я с ними не тусуюсь.

Есть всякие приложения на Play market, специальные для ЛГБТ, отдельные для лесбиянок, ну, и всем известные штуки типа Тиндера, там же тоже можно выбирать какого пола собеседника ищешь.

Мне ВКонтакте периодически пишут девушки, которые нашли меня в каких-нибудь ЛГБТ-френдли пабликах через фильтр по городу. Так что вот так тоже можно знакомиться.

Если говорить про оффлайн, то в крупных городах есть различные ЛГБТ-организации, они тоже устраивают мероприятия и всевозможные тренинги, даже оказывают психологическую поддержку, только к сожалению из-за нашего законодательства все эти пироги исключительно для 18+. Хотя больше всего эта поддержка нужна, конечно же, подросткам, и это печально.

Если на улице узнавать, то тут только по каким-то значкам с радужным флагом разве что. Ну и гей-радар правда существует! Иногда просто смотришь на девушку и чувствуешь, хотя внешних признаков как будто и нет. Не представляю как это работает. И колечко на большом пальце лесбиянки носят. Но на самом деле часто девушки носят их просто так, потому что им так нравится или потому что не в курсе, что это означает, так что не стоит считать это стопроцентным аргументом.

Как ты оцениваешь нынешнюю ситуацию с мнением общественности о людях с нетрадиционной ориентацией?
— Н.: Всё так же плохо, как и раньше! Многие со мной наверное поспорят, но я думаю, что за последние годы в глобальном смысле мы никуда с мёртвой точки не сдвинулись, а может даже немного прошагали назад. Спасибо закону о запрете пропаганды ЛГБТ! Конечно, когда находишься в определенных кругах, может показаться, что среди нашего поколения всё не так плохо. Толерантные сериалы положительно влияют или что-то ещё. Но это такой узкий круг по интересам. Далеко ведь не все увлекаются зарубежной культурой, да и если зайти в комментарии к тем же сериалам с ЛГБТ-тематикой, станет очевидно, что люди настроены всё так же негативно.

Как я уже говорила, я не слишком социально активная, у меня небольшой круг общения, который в основном состоит из толерантных людей, поэтому у меня тоже иногда пелена перед глазами появляется, что наше-то поколение нормальное, это только у взрослого поколения мозги промыты, а мы-то ух! Прогрессивная молодежь! Потом случайно оказываюсь в незнакомой компании и очень больно падать становится. И это я еще в городе-миллионнике живу. Мне даже страшно представить, что происходит в регионах.

Что нужно делать, чтобы в России наконец стали по-другому относиться? По-твоему есть какие-то шаги к этому?
— Н.: Хочется сказать что-то вроде «не скрываться», но это будет лицемерно с моей стороны, сама-то я усердно всё это дело скрываю. Проблема состоит в том, что люди в нашем постсоветском пространстве понятия не имеют, сколько нас и даже не догадываются, что мы повсюду, во всех сферах жизни. Для них геи существуют только в «загнивающей Европе», а лесбиянки — это вообще «несерьёзно» и скорее какая-то игра для развлечения мужчин. Но поверьте, не существует ни одного человека, у которого «таких» нет в окружении. Каждый день вы общаетесь с множеством людей с нетрадиционной ориентацией и даже не догадываетесь об этом. Как случайные люди — продавцы, врачи, учителя, так и близкие – родственники, друзья и одноклассники. Если у вас «таких» нет, значит вы просто выглядите агрессивно и ваши близкие опасаются за свою жизнь и здоровье, поэтому просто молча отводят взгляд, когда в очередной раз тема разговора заходит в эту сторону.

Очень нужна защита ЛГБТ-людей от гонений на законодательном уровне. Чтобы была какая-то опора за спиной, уверенность, что тебя не уволят с работы хотя бы. Тогда и каминг-аутов больше станет. А то представляешь учишься ты 5 лет на педагога, а потом тебя с работы увольняют из-за ориентации. И куда? Я вот работала в школе какое-то время, очень некомфортно на всякие вопросы о личной жизни отвечать, потому что врать я очень не люблю, но правду тоже говорить нельзя. Да и так почти с любой профессией на самом деле. Чтобы ситуация куда-то двигалась, люди должны понимать, что это распространённо и нормально. Но говорить о таком нет возможности, потому что это опасно. И это замкнутый круг…

Анастасия Малько
«7-ая Мастерская»

Добавить комментарий